Российско-германские отношения


Российско-германские отношения

Российско-германские отношения

Оглавление:

Введение…………………………………………………………………………..3
Основная часть…………………………………………………………………..5

Глава I Экономическое сотрудничество России и Германии………………….5

Глава II Отношения Германии и России в европейском контексте………….21
Заключение……………………………………………………………………...29
Библиографический список…………………………………………………..31




Введение.
Германия и Россия прочно вошли в круг главных акторов на европейском международном пространстве в XIX в. Они оказали существенное влияние на формирование Европы и на ее историю и пережили в своих отношениях взлеты взаимовыгодного сотрудничества и тяжелые падения в периоды конфронтации. Чтобы лучше понять сущность и политическую подоплеку взаимоотношений между этими странами, надо выяснить какие главные факторы определяли и определяют их взаимоотношения.

Продолжительный исторический период германо-российских дружественных взаимоотношений длился вплоть до Первой мировой войны. Оба народа жили пережили огромное взаимное обогащение и взаимовлияние в литературе, философии и науке, не говоря уже о многих исторических фигурах – это общее духовное и культурное достояние и богатствоГермании и России и всех других народов. Следует также отметить, какую огромную роль в российской политике, культуре, науке и экономике сыграли российские этнические немцы на протяжении более трех столетий.

Для Германии и России было роковым несчастьем воевать друг против друга в двух мировых войнах. Это привело к тяжелым политическим, экономическим, социальным и психологическим последствиям для обеих стран и для всей Европы. В результате Германия во второй половине XXв. Потеряла свою позицию великой державы в европейской политике. Раскол Германии и Европы закрепил длительное присутствие и господство США на европейском континенте.

Особую главу в германо-российских взаимоотношениях, без сомнения, представляет воссоединение Германии, которое тесно связано с реформами внешней и внутренней политики М.С. Горбачева во второй половине 80-х гг. На повестку дня советской политики были тогда поставлены взаимосвязанные приоритетные задачи: прекращение холодной войны, свертывание гонки вооружений, преодоление раскола Германии и Европы, отход от сталинизма во внешней и внутренней политике. Без решения этих задач невозможно было бы проводить внутренние реформы в Советском Союзе. Предстоялосоздать для германского единства международные условия посредством согласования интересов западных держав и Советского Союза. Это была чрезвычайно сложная задача. Но основные препятствия на пути к германскому единству удалось преодолеть. Громадную роль в этом сыграл порыв немецкого народа в обеих частях Германии к единству. Восстановление единства страны произошло мирным путем.

Так на протяжении трех столетий менялась роль врага или друга во взаимоотношениях между Россией и Германией.

Подлинные национальные интересы России и Германии в главном пересекаются: они нуждаются в мирном европейском порядке без разделяющих их границ, без вражды, без гонки вооружений и ракет, без господства и диктата, без сфер влияния в Европы с высоким благосостоянием всех ее граждан. Европа не должна играть роль слуги или младшего партнера США.

Из трагического для немецкого и русского народов исторического опыта вытекает, говоря словами Канта, категорический императив: никогда больше не допускать, чтобы между ними возникали злые духи.

В данной работе главной целью будет рассмотрение российско-германского сотрудничества.

Для этого будут рассмотрены такие задачи как: осветить взаимодействие Германии и России в области образования и культуры, также нужно отметить инвестирование Германии в развитие российских предприятий и их интеграция. И конечно необходимо ознакомиться с российско-германским партнерством в политической сфере.


Основная часть.

Глава
I

Экономическое сотрудничество России и Германии.

Германо-российские отношения, некогда отягощенные преступлениями гитлеровского режима, разделом Германии и ролью прежней Федеративной республики как государства, находившегося на переднем фронте противостояния советской угрозе, сегодня характеризуются примирением и сотрудничеством во многих направлениях.

Так например, Россия имеет самый большой в мире арсенал химического оружия (около 40 000 т). Но благодаря помощи Германии он сократился. В начале марта 2006г. в Камбарке был запущен второй, организованный с помощью ФРГ, объект по уничтожению боевых отравляющих веществ. Здесь находятся 6 350 т люизита – почти 16 % всего задекларированного Россией химического оружия. До 2009 года это вещество должно было быть утилизировано без вреда окружающей среды. Германия вложила в строительство 150 млн. евро. Дополнительно ЕС выделил еще 4 млн. евро. Технику для проведения затратной утилизации веществ предоставляли главным образом германские предприятия. Менее чем за 2 года они построили высокотехнологичный центр, где смертельное оружие обезвреживается путем химической реакции и затем сжигается при температуре 1 100о С.[1]

В 1997 г. Россия подписала соглашение о химическом оружии, согласно которому до 2012 года весь его арсенал должен быть уничтожен. Еще в 2004 г. в Горном (Саратовская область) был построен при поддержки Германии первый такой объект. Российско-германское сотрудничество увенчалось успехом: уже в конце 2005 г. там были полностью уничтожены 1250 т оружия.

От лазера до иммунологии – таков спектр двустороннего научного сотрудничества между Россией и Германией. Ни с одной другой страной мира Германия не поддерживает таких тесных научных контактов, как с Россией. Сотрудничество между германскими и российскими вузами длиться уже сотни лет. Более того, ни в одной другой сфере германо-российского сотрудничества нет таких давних традиций, как в сфере высшего образования.

Большой вклад во взаимное научное сотрудничество между Россией и Германией вносит новая германо-российская магистерская программа по международным отношениям. Она была предложена Свободным университетом, Гумбольдтовским университетом в Берлине, Университетом Потсдама и Московским государственным институтом международных отношений – МГИМО (У) МИД России.[2] Участники программы первый год учатся в своем университете, а в третьем семестре учатся в партнерском вузе, а в четвертом пишут свою работу под германо-российским научным руководством. В итоге они получают германского «магистра» и российский диплом. Подобные магистерские программы предлагают Университет Магдебурга совместно с Российской академией народного хозяйства или, в области социологии, Университет Билефельда совместно с Санкт-Петербургским государственным университетом.

Зачастую сотрудничество преследует совершенно практические цели. Так, студенты архитектуры из Университета Карлсруэ, которого с 1993 года объединяет партнерство с Томским политехническим университетом, работают над реставрацией старых деревянных построек в Восточной Сибири. Кроме того, германский вуз консультирует своих коллег из Томска по вопросам организации вуза. Данный сибирский университет считается образцовым. В его библиотеке в конце апреля 2006 года проходили правительственные консультации при участии президента России Владимира Путина и канцлера Германии Ангелы Меркель, что свидетельствует о важной роли научного и студенческого обмена в рамках двустороннего партнерства.

Еще более широкие контакты связывают Технические университеты Мюнхена, Лейпцига и Ильменау с двумя петербургскими вузами. Эти пять университетов осенью 2007 года открыли совместный физический факультет.

Также естественным стал обмен преподавателями. В Российском государственном гуманитарном университете (РГГУ) в июне 2005 года впервые в России должность ординарного профессора и заведующего кафедрой занял немец. На недавно организованную кафедру немецкой литературы и языка пригласили Дирка Кемпера, который до этого участвовал в создании российского союза германистов. Десять сотрудников его кафедры готовят докторантов из обеих стран. В вузах двух стран открывается все больше германо-российских программ. В 2005 году в России открылось первое представительство Общества им. Гельмгольца. Научные центры общества им. Гельмголца уже много лет поддерживают во всех областях науки интенсивные контакты с российскиминаучными учреждениями университетами.[3] Речь не том, что где лучше проводить исследования, а о том, чтобы обмениваться опытом и преследовать совместные цели.От научного обмена выигрывают и представители естествознания. Общество им. Гельмгольца, объединяющее 15 внеуниверситетских исследовательских центров уже несколько десятилетий сотрудничает с российскими учеными. Одно из направлений совместного исследования – коммерческое использование ядерного синтеза. Физики из центра им. Гельмгольца в Юлихе, Института электрофизических аппаратов им. Ефремова в Петербурге, а также из научно-исследовательского института атомных реакторов в Дмитровграде совместно работают над решением этой задачи. Ведь управляемый термоядерный синтез может стать надежным, чистым и практически неисчерпаемым источником энергии, аналогичной солнечной. От совместных экспериментов по ускорению плазмы и обстрелу нейтронами выигрывает наука всего мира. Благодаря им создается технологический базис для разработки Международного экспериментального термоядерного реактора, в которой помимо ЕС и России участвует Япония, Канада, Швейцария, Китай, Южная Корея, Индия и США.

Занимаясь, ядерным синтезом, ученые обеих стран постоянно ищут новые материалы, которые бы выдерживали экстремальные температуры во время эксперимента. Такие материалы можно найти сегодня только в рамках научного эксперимента, но уже через пару лет их можно будет использовать в газовых турбинах электростанций или реактивных самолетах. А общество биотехнологических исследований проводит вместе с российскими партнерами активную работу над созданием новых вакцин, например, против ВИЧ.

Открытию московского представительства предшествовали более200 возникших за последние 10 лет институционально оформленных контактов между нашими центрами и российскими НИИ и вузами.[4] Эта цифра служит ярким свидетельством в пользу двухстороннего многопланового сотрудничества.

Научные контакты между Германией и Россией в сфере полярных исследований постоянно развиваются. Институт им. Альфреда Вегенера в Бремерхафене уже 17 лет поддерживает сотрудничество с НИИ и университетами в Петербурге, Москве, Мурманске и Якутске. Из этого многолетнего сотрудничества возникла совместная российско-германская лаборатория им. Отто Шмидта. Еще вместе с объединением северогерманских университетов в Петербургском университете была создана совместная магистратура по полярным и морским исследованиям. Запускаются спутники с российского космодрома и используются уникальные российские технологии, например, высокоэффективные микроволновые генераторы для разогревания плазмы в эксперименте по ядерному синтезу.

Наряду с обществом Гельмгольца контакты с российскими учеными поддерживает и общество Фраунгофера, специализирующееся на прикладных исследованиях. Речь, прежде всего, о таких областях, как материаловедение, информационная и производительная техника. Сейчас ведется работа над проектом создания германо-российской лаборатории для обмена опытом в сфере логистики и технологии. Партнеры – Институт автоматизации производства Фраунгоферовского общества в Магдебурге и Московский автодорожный институт. «Joint-Lab» будет предлагать курсы повышения квалификации по логистике, дистрибьюции и транспорту для менеджеров в сфере промышленности.[5] Российская сторона выигрывает от знакомства с западными производственными стандартами, а германские предприятия знакомятся с российскими фундаментальными исследованиями.

Создаются новые стратегические программы с российскими и немецкими научными учреждениями, которые переходят в новые двусторонние или многосторонние исследовательские проекты. Немецкая сторона приглашает активно использовать научную инфраструктуру центров Гельмгольца. На этом фундаменте строится новое стратегическое сотрудничество, в котором запланировано и серьезное участие российского капитала.

Что касается заинтересованности российской стороны в привлечении прямых инвестиций из Германии, она связана с традиционно высоким технологическим уровнем немецких компаний. Будучи имплантированными на российскую почву созданием совместных производств, германские технологии способны внести существенный вклад в модернизацию отечественного хозяйства, диверсификацию его отраслевой структуры. Заинтересована Россия и в заимствовании управленческого опыта германских компаний, который может передаваться по каналам внутрифирменного взаимодействия менеджеров. В рамках совместных проектов осуществляется переподготовка российского технического персонала. Германские компании традиционно входят в круг ведущих мировых экспортеров, поэтому создание в России совместных производств привлекательно для отечественных предприятий. И как возможность выхода на зарубежные рынки через уже налаженные сбытовые сети немецких партнеров.

Однако имеющиеся возможности для развития двустороннего сотрудничества пока используются не в полной мере. Германия, будучи крупнейшим внешнеторговым партнером России, занимает только пятое место по объему накопленных иностранных инвестиций в российскую экономику. Правда, по объему накопленных прямых инвестиций она на четвертом месте. В настоящее время на территории России насчитывается около 3,5 тыс. фирм с участием немецкого капитала.[6] Созданные совместные предприятия заняты преимущественно в таких сферах деятельности, как предоставление торгово-посреднических и консультационных услуг, а также финансовые операции. Такое отраслевое распределение немецких инвестиций в целом соответствует общем тенденциям, свойственным процессу привлечения иностранного капитала в российскую экономику. Тем не менее, по сравнению с инвесторами других стран, особенностью поведения германских фирм на российском рынке можно считать то, что немецкие компании проявляют относительно большую готовность к вложениям в перспективные для нашей страны сферы хозяйства.

В некоторых отраслях инвестиционные стратегии германских фирм можно считать пионерными, создающими такие прецеденты деятельности в России, которые будут служить примерами для других зарубежных компаний.

Нефтегазовый комплекс относится к отраслям российской экономики, лидирующим и по объемам экспорта, и по величине привлекаемых иностранных инвестиций. Сотрудничество германской нефтегазовой компании «Винтерсхалл» с российским «Газпромом» началось в 1990-е годы с регистрации в ФРГ совместного предприятия «ВинГаз», в рамках которого была создана распределительная сеть для поставок российского газа в Европу. С капиталом, 65% которого принадлежало германской стороне, а 35% - российской.[7] В июле 2003 года «Газпром» и «Винтерсхалл» на паритетных началах создали совместное предприятие для освоения ачимовских залежей Уренгойского газоконденсатного месторождения. Проект рассчитан на 43 года. Промышленная добыча начнется в 2008 году и будет составлять ежегодно 8,3 млрд. кубометров газа и 2,8 млн. тонн конденсата. В первые четыре года реализации проекта, когда осуществляются инжиниринговые работы и опытная эксплуатация участка, все расходы несет немецкая сторона. Следует отметить, что создание этого СП было вообще первым случаем, когда «Газпром» допустил иностранного инвестора непосредственно кдобыче газа в России. Представители российской компании оценивали этот проект как пилотный. В его рамках «Газпром» отработал следующие общие принципы инвестиционного сотрудничества в отрасли:

·Газодобычей может заниматься только компания, зарегистрированная в России;

·На прединвестиционной стадии российский концерн не будет вносить собственные средства, ограничивая свой вклад геологоразведкой;

·Вся прибыль подлежит долевому разделу.

Другой крупный немецкий перепродавец российского газа концерн «Рургаз»в несколько приемов аккумулировал 6,5 – процентный пакет акций «Газпрома» и получил место в Совете директоров российского газового монополиста. После поглощения «Рургаза» другим германским энергоконцерном «Е.ОН» к последнему перешла и доля в капитале «Газпрома».

В 2005 году инвестиционное сотрудничество «Газпрома» с этими немецкими компаниями вышло на качественно новый уровень: начался взаимный обмен активами. В апреле 2005 года было подписано соглашение принципиально нового уровня между «Газпромом» и германским концерном «БАСФ», по которому немецкой стороне была передана 49-процентная доля при освоении Южно - Русского газового месторождения в Западной Сибири. В обмен «БАСФ» взял на себя аналогичную долю при будущем строительствеСеверо – Европейского газопровода с правом привлечения в эту долю других инвесторов. Доля «Газпрома» в СП «ВинГАЗ» увеличивается до 50% минус 1 акция. В сентябре 2005 года было заключено еще одно соглашение, по которому половина доли «БАСФ» в газопроводном проекте передается концерну «Е.ОН». Общая длина газопровода от Выборга до Грайфсвальда составит 1200 км, стоимость первой «нитки» оценивается в 2 млрд. евро, а совокупные капиталовложения – 6-7 млрд. евро.[8]

Предприятия с германскими инвестициями уже играют заметную роль в российском машиностроении. Концерн «Сименс АГ» в начале 2000-х годов аккумулировал пакет в 4,38% акций «Силовых машин» - ведущей российской компании в сфере энергетического машиностроения, находившейся в то время под контролем группы «Интеррос». В 2004 году «Сименс» и «Интеррос» достигли договоренности о фактической передаче «Силовых машин» под контроль немецкой компании: предполагалось создать СП, в уставный капитал которого был бы передан 71% акций «Силовых машин», а вклад германской стороны осуществлялся бы в виде инвестиций объемом в 100-150 млрд. долл. Однако эту сделку заблокировало российское антимонопольное ведомство под предлогом того, что часть производств «Силовых машин» имеет оборонную специфику. В конечном счете «Сименс» удовлетворился ролью блокирующего акционера: в начале 2006 года он приобрел за 93 млн долл. еще 20,62% акций «Силовых машин», увеличив тем самым свой пакет до 25% плюс 1 акция. Если же учесть, что контролирующим акционером «Силовых машин» в конце 2005 года стало РАО «ЕЭС России», то данный проект можно рассматривать как один из наиболее значимых примеров партнерства государства, национального частного и иностранного капитала.

Концерн «Сименс» активно сотрудничает и с другим российским естественным монополистом – РАО «Российские железные дороги». В апреле 2005 года стороны создали совместное предприятие, призванное заниматься развитием в России системы высокоскоростного железнодорожного сообщения. К 2007 году должен был появиться первый опытный образец поезда, способного развивать скорость 250 км/ч, а в 2009 году – начаться серийный выпуск таких поездов. Правда, новым руководством РАО этот проект был скорректирован, и согласно контракту, подписанному в мае в 2006 году, поезда будут производиться не в Росси, а на германских мощностях «Сименса».

Между тем в транспортном машиностроении «Сименс» создал в 2005 году еще и СП с российским «Трансмашхолдингом»,контролирующим 80% рынка железнодорожного оборудования страны. Специализация созданного СП «Трансконвертер» - разработка в производство высоковольтных статистических преобразователей для пассажирских вагонов, электровозов и электропоездов. Доля «Сименса» в уставном капитале СП – 35%, она внесена в виде прав на технологию.[9] В ноябре 2005 года «Сименс» договорился с российской холдинговой компанией «Электрозавод» о создании СП по оказанию инжиниринговых услуг. Обеим сторонам должно принадлежать по 50% уставного капитала. Новое СП призвано удовлетворять потребности в реконструкции и строительстве новых объектов в области генерации и распространения электроэнергии. В частности, предполагается вести совместные работы по созданию тепловой станции и подстанции в столичном районе Строгино.

Одним из немногих примеров инвестиционного сотрудничества в сельскохозяйственном машиностроении является вступившее в строй в мА 2005 года в Краснодаре предприятие по производству зерноуборочных комбайнов, которое представляет собой 100%-е владение германской фирмы «Клаас».

В российском автомобилестроении единственным действующим проектом с германским участием пока остается еще начавшаяся в 1999 году сборка автомобилей «БМВ» на калининградском предприятии «Автотор». В мае 2006 году концерн «Фольксваген» объявил о начале строительства в Калуге завода. Предприятие будет на 100% принадлежать немецкой фирме. Сборка автомобилей «Фольксваген» и «Шкода» началась во второй половине 2007 года.[10]

Германский капитал уже активно присутствует в российском производстве автокомпонентов. Также германские фирмы сравнительно широко представлены и в отраслях перерабатывающей промышленности, работающих на массового конечного потребителя. В частности, речь идет о пищевой промышленности.

Важным событием в российской фармацевтической отрасли стала состоявшаяся в 2005 году продажа 97,5% акций ОАО «Нижфарм» германской компании «СТАДА».[11]

На российском рынке бытовой химии безусловным лидером является германская компания «Шварцкопф энд Хенкель». Также эта корпорация приобрела 51% акций АО «Пемос» и в результате стала обладательницей наибольшей доли синтетических моющих средств на российском рынке. В 2003 году она открыла предприятие в Коломне по производстве сухих строительных смесей.

Экспансию на российский рынок бытовой техники посредством прямых инвестиций начала германская компания «Бош унд Сименс», объявившая в марте 2005 оду о начале строительства в Санкт-Петербурге завода по производству холодильников. В дальнейшем завод должен быть преобразован в технопарк, где будут выпускать и другие электробытовые приборы.

Заметно присутствие германских инвесторов и в российской сфере услуг. Свои 100% дочерние учреждения открыли в нашей стране германские банки, относящиеся к числу мировых лидеров отрасли: «Дойче банк» и «Хиповерайнс банк».[12]

Весомые позиции в российской розничной торговле заняла германская компания «Метро», открывшая свои гипермаркеты в Москве, Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде.

Таким образом, приведенные примеры дают представление о том, что на базе взаимного переплетения капиталов хозяйствующих субъектов России и Германии в ряде отраслей сложились механизмы международной производственной кооперации. Некоторым российским предприятиям сотрудничество с германскими партнерами уже приносит ощутимые выгоды: осуществляется технологическая модернизация производств, налаживается выход на перспективные зарубежные рынки. По ряду направлений германские компании уже заняли весомые позиции на внутреннем рынке России.

Вместе с тем, сформировавшаяся на сегодняшний день модель двустороннего инвестиционного взаимодействия не свободна от существенных недостатков. К их числу, помимовсе еще относительно небольших количественных параметров сотрудничества, преобладания посреднических проектов, следует отнести и излишне дисперсный характер распределения германских инвестиций в российской экономике.

Вложения немецких фирм идут, как правило, или в производство готовой продукции, или в производство комплектующих. Примеров взаимоувязанных инвестиций в целые производственные «цепочки» практически нет. Иначе говоря, вокруг крупных предприятий с германскими инвестициями пока не сложились кластеры, в рамках которых осуществлялось бы межотраслеове взаимодействие и поддерживалась инвестиционная активность предприятий – смежников. Тем более редки случаи совместного осуществления научно-промышленных разработок, освоения принципиально новой для мировых рынков продукции. Как представляется, такое положение веще связано не только с сохраняющимися рисками для иностранных инвестиций в отечественную экономику, но и с тем, что российское государство пока недостаточно активно проводит промышленную политику, призванную стимулировать инвестиционное сотрудничество на наиболее перспективных направлениях.

Также следует отметить, что мировой финансово-экономический кризис существенным образом отразился на торгово-экономическом сотрудничестве между Россией и Германией. По данным Росстата, за первые два месяца 2009 года внешнеторговый оборот между Российской Федерацией и Федеративной Республикой Германия уменьшился до 4,7 млрд долл. США, что составляет 48% от аналогичного показателя 2008 года.[13]

Кризисные явления, отразившись в первую очередь на взаимном товарообороте, затронули отношения на региональном уровне.

В связи с проблемами внутри страны российские регионы организовали пересмотр средств, выделяемых на финансирование внешнеэкономических связей. Так, например, мэр Москвы Ю.М. Лужков сообщил, что в текущем году будут снижены расходы на проведение «Дней экономики Москвы» за рубежом. Стоит отметить, что такие мероприятия проходят ежегодно в нескольких регионах Германии (земли Баден-Вюртемберг, Гессен, Бавария, Северный Рейн-Вестфалия и др.). Вследствие кризиса российские регионы существенно сократили затраты на презентации инвестиционной привлекательности на выставках и ярмарках в Германии. Так, Псковская область собиралась принять участие в Международной сельскохозяйственной выставке «Зеленая неделя - 2009» в январе 2009 года в Берлине в рамках общего стенда Северо-Западного Федерального округа, однако за несколько дней до открытия выставки отказалась от участия, сославшись на отсутствие финансирования.[14]

В тоже время, несмотря на ухудшившееся положение германской экономики в целом, германский бизнес по-прежнему рассматривает российский рынок в качестве приоритетного. В декабре 2008 года Российско-Германская внешнеторговая палата совместно с Восточным комитетом немецкой экономики провела опрос германских компаний, ведущих свой бизнес на территории России, о состоянии бизнес – климата в РФ. Результаты можно сформулировать следующим образом: компании ощущают кризис, однако свыше двух третий участников оценивают положение их бизнеса сейчас и в ближайшем будущем как «хорошее» или «очень хорошее». Это связано в первую очередь с тем, что германский бизнес привык рассматривать Россию как один из наиболее перспективных рынков будущего, поэтому изначально компании из Германии настроены на долгосрочное инвестирование. В этой связи кризис используется как возможность улучшить свои позиции на российском рынке. По данным Российско – Германской внешнеторговой палаты, германские компании планируют в ближайшее время инвестировать в российскую экономику примерно один млрд. евро. Основная часть средств пойдет в энергетику, автомобилестроение и розничную торговлю.

При этом результаты проведенного опроса подтвердили тенденцию, набирающую силу с начала десятилетия, - стремление германского бизнеса в регионы. По мнению германских экспертов, Москва и Петербург в будущем останутся важнейшими центрами развития и инвестиций, но из-за не вполне благоприятной структуры затратпостепенно будут терять свою привлекательность. Для размещения производства по логическим и стратегическим соображениям больше подходят места вне обеих столиц. Тем более, что многие местные администрации, стремясь привлечь иностранные инвестиции в регион, предлагают поддержку и региональные льготы.

Возрастающую роль в привлечении германских инвесторов играют особые экономические зоны (ОЭЗ). Так, например, ОАО «Татнефть» совместно с германской компанией PreissDaimlerGroupорганизовало предприятиестекловолокна и продукции на его основе на территории ОЭЗ «Алабуга». В январе 2008 года компания по итогам заседания консультационного совета по ОЭЗ промышленного типа в Федеральном агентстве по управлению ОЭЗ , получила статус резидента ОЭЗ «Алабуга».[15] Однако, по мнению определенного круга германских инвесторов, система ОЭЗ в России до конца не отработана. В этой связи сотрудничество напрямую с администрациями российских регионов позволяет добиться скорейшего результата с наименьшими затратами без обязательства о минимальном объеме инвестиций и с меньшим бюрократическим процессом.

К вышеупомянутым регионам германские компании также намерены инвестировать в развитие своего бизнеса в Краснодарском крае – в том числе и потому, что в г. Сочи пройдут XXII Олимпийские зимние игры 2014 года. Кроме того, интерес вызывают Тюмень, Томск, Новосибирск, Московская область, Омск, Нижний Новгород и, с некоторым отрывом, Ростов – на - Донуи Ленинградская область. Германские компании сегодня видят потенциал не только в регионах европейской части России, но и активно осваивают регионы Урала и Сибири.

Как представляется, такой позитивный настрой германских компаний должны использовать российские регионы. Несмотря на кризис и недостаток финансирования, российским регионам нужно продолжать поддерживать отношения с регионами и компаниями Германии, так как затраты на восстановление наработанных контактов будут намного выше затрат на их поддержание.[16]

В тоже время кризис является поводом для пересмотра существующих отношений. Регионам необходимо четко проанализировать сегодняшнее состояние сотрудничества с германскими землями, разработать Стратегию региона по сотрудничеству с Германией, где будут прописаны кратко- и долгосрочные задачи и цели, а также описаны реальные возможности региона. Необходимо четко представлять, что регион может предложить компаниям и регионам Германии, какие совместные проекты имеют первоочередное значение. Нужно оценить целесообразность инвестирования в развитие отношений с германскими регионами, расписать затраты и выгоды от такого сотрудничества. Конкретизация целей позволит существенно снизить затраты региона на сотрудничество с германскими землями. Выбор приоритетной области кооперации в условиях кризиса может стать стимулом для развития отношений в других сферах.

Совместная работа в условиях кризиса должна исходить в первую очередь из потребностей региона в обновлении и повышении эффективности деятельности как работы государственного аппарата и бюджетных организаций, так и бизнес - структур. Одним из наиболее эффективных направлений такой работы, ориентированных на повышение конкурентоспособности российской экономики, может стать кооперация в сфере энергоэффективности. Тем более, что российско-германское сотрудничество в данной сфере вышло на новый уровень в связи с созданием в 2008 году в рамках российско-германской Рабочей группы по стратегическому сотрудничеству в области экономики и финансов (СРГ) подгруппы «Энергоэффективность».

Также нельзя не осветить встречу в верхах в Санкт-Петербурге в 2003г., гдеЕС и Россия договорились создать совместные общеевропейские пространства в четырех областях – это экономика; свобода, безопасность и правосудие; внешняя безопасность; образование и культура. После того как саммит в Гааге (2004г.) из-за глубоких расхождений по поводу содержания понятия «свобода» и будущего восточноевропейской промежуточной зоны окончился безрезультатно, документ, содержащий 52 страницы, был, наконец, принят на московском саммите в мае 2005г., в форме четырех «дорожных карт» (roadmaps).[17]

В отношении пространства свободы, безопасности и правосудия Москва в ходе гаагского саммита в ноябре 2004г. держалась за суженное понимание свободы как «свободы передвижения», и это не в последнюю очередь помешало принятию всего пакета документов. Поскольку ЕС и далее настаивал на принятии четырех «дорожных карт» единым блоком, Россия в конце концов согласилась на встрече в верхах в мае 2005г., по крайней мере, на бумаге, с понятием свободы вы расширенной трактовке ЕС в различных контекстах, включая ее центральные элементы – демократию, правовую безопасность, права человека, права меньшинств, а также свободу прессы. Это было сделано, несомненно, и для того, чтобы добиться прогресса на пути к поставленной среднесрочной перспективе цели безвизового режима между Россией и ЕС – аспект, имеющий большое значение для элит и населения России.

Из стран ЕС Германия первая поддержала эту особую заинтересованность России и – в рамках шенгенских соглашений – договорилась с Москвой на взаимной основе об облегчении процедуры выдачи виз определенным группам граждан. Вступившие в силу в начале 2004г. правила, которые могли бы сыграть пилотную роль и которые уже дали ЕС толчок к осуществлению аналогичной либерализации пограничных режимов, в особенности касаются бизнеса, науки, молодежного обмена и культуры. Это имеет смысл постольку, поскольку у России наиболее тесная сеть отношений из всех стран мира сложилась именно с Германией: экономическое сотрудничество, партнерство 14 федеральных земель с российскими регионами, партнерство городов (всего 85), объединений, учебных заведений, а также разного рода организаций граждан. Годы российской культуры в Германии (2003) и немецкой культуры в России (2004) стимулировали взаимодействие в самых разнообразных сферах вплоть до «глубинки» в обеих странах. Именно широкая сеть контактов на профессиональном уровне и на уровне гражданского общества дает возможность россиянам непосредственно увидеть европейские ценности и принципы в действии, что может служить стимулом для развития демократии в стране.

Правда, Германия вместе со своими партнерами по ЕС настояла на том, чтобы постепенный переход к безвизовому режиму был обусловлен заключением соглашения о реадмиссии для всех лиц, нелегально проникших на территорию ЕС. Из-за разразившегося весной 2004г. скандала по поводу массовой незаконной выдачи виз германским консульством в Киеве позиция Германии в этом вопросе будет в дальнейшем, скорее всего, более сдержанной.[18] При более или менее открытых границах России условие реадмиссии и так трудно выполнимо и потребует соответствующих соглашений между ней и граничащими с ней государствами. Сначала Россия хотела принимать назад вообще только собственных граждан, но не людей из третьих стран, которые используют РФ как страну транзита для нелегального въезда в ЕС. Расхождения по этому комплексу вопросов не могли быть преодолены и на московском саммите, и они до сих пор препятствуют достижению качественного прогресса в вопросе о свободе передвижения.


Глава
II


Отношения Германии и России в европейском контексте.

Многочисленные двусторонние германо-российские рабочие группы, форумы и организации работают, если присмотреться внимательно, под знаком Европы. К ним относятся ежегодные встречи на высшем уровне германского канцлера с российским президентом, встречи «Рабочей группы высокого уровня по стратегическим вопросам в области экономики и финансов», «Рабочей группы по политике безопасности», «Петербургский диалог», «Германо-российский молодежный обмен».

В этом контексте между Россией и Германией продолжает существовать и широкая основа для двусторонних отношений. По данным германского МИД, за последние пятнадцать лет Германия приняла на жительство 2.5 млн. граждан бывшего Советского Союза; это стало основой для многочисленных устойчивых личных контактов. Немецкий язык изучают около 3.5 млн. россиян – больше, чем число изучающих этот язык во всем остальном мире.[19] Между двумя странами нет этнических или религиозных споров, в том числе по поводу Калининграда/Кенигсберга. Время от времени появляющиеся сообщения о немецких претензиях на возвращение собственности совершенно очевидно представляют собой провокацию, продиктованную личными интересами отдельных групп.

Фактически германо-российские отношения являются сегодня составной частью отношений РФ и ЕС. Двусторонняя «московская политика» прежней ФРГ встроилась в «восточную политику» ЕС, как выразился в 2001 году федеральный канцлер Герхард Шрёдер. Однако в этих рамках Германия воспринимает и проявляет себя как источник импульсов и двигатель политики Брюсселя – при широком консенсусе всех представленных в бундестаге партий. Для СДПГ и «зеленых» хорошие отношения с Москвой до такой степени само собой разумеются, что этот аспект даже не был упомянут в предвыборных программах к досрочным выборам в бундестаг 2005 года.[20]

Общая принципиальная позиция важнейших политических сил в Германии не случайна и продиктована не тактическими или оппортунистическими мотивами. Она исходит из убеждения, что без согласия России объединения Германии было бы невозможно. Хотя на этот взгляд точки зрения специалистов расходятся. Так Дашичев В.И. считает, что Германия давно забыла помощь России в данном вопросе.

Несомненно также, что новая Россия в силу своих размеров, своей географической близости, своих энергетических ресурсов и своего как позитивного, так и негативного потенциала влияет на развитие событий во всей остальной Европе. Задача в том, чтобы содействовать раскрытию положительного потенциала и ограничению отрицательного. В качестве демократически ориентированного, готового к сотрудничеству и определяющего себя как европейское государство партнера РФ может внести существенный вклад в стабильность и процветание в Европе и за ее пределами. Ключевые понятия: урегулирование кризисов и обеспечение мира при поддержке ООН, борьба с терроризмом, предотвращение незаконного распространения оружия массового уничтожения, ограничение «мягких» угроз безопасности и экологических угроз.

Если вместо этого Россия на периферию и низводится до уровня великой державы, дезориентированной относительно своего положения в мировом в мировом сообществом, то – считают в Германии – возникает опасность, что с российской стороны через восточноевропейские страны в Центральную и Западную Европу пойдет экспансия нестабильности, возникнут помехи урегулированию кризисов на глобальном уровне. Существует даже точка зрения, представленная экспертом СДПГ по России Гернот Эрлером, что лишь хорошие отношения с Москвой обеспечивают ЕС возможность оказывать влияние в пользу «новых соседей».

Правда, партнерство не дает РФ право оказывать влияние на возможное дальнейшее расширение ЕС или на дискуссию о европейской конституции, как ясно дали понять Герхард Шрёдер и Жак Ширак на встрече с Владимиром Путиным в Калининграде в июле 2005 года.

Политика РФ во главе с В. Путиным руководствовалась не идеологией или системой ценностей, а ориентировалась на национальные интересы. Как определяет руководство страны. Для Москвы «интеграция» означает активное и равноправное участие в глобальных клубах – таких, как «большая восьмерка», ВТО, ЕС для России представляет собой в первую очередь источник экономической модернизации в общеевропейском экономическом пространстве, а не источник импульсов для общественно-политической модернизации.[21] В данном контексте российское руководство в духе частичной европеизации готово приводить свое законодательство в соответствии с определенными стандартами, нормами и правилами в области экономической и торговой политики. Однако такие ценности, как демократический плюрализм, права человека и основные свободы, правовое государство, свобода прессы, как их понимают в ЕС и входящих в него странах, в России готовы реализовывать лишь с ограничениями. Критика по поводу растущих авторитарных тенденций в России отвергается как недопустимое вмешательство во внутренние дела, против которого должен быть выработан иммунитет.

ЕС в своем отношении к России также руководствуется конкретными интересами, что наиболее отчетливо видно на примере импорта российских энергоносителей. Будучи «нормативной великой державой», он связывает их с ожиданием, что прагматичная политика российского партнера не вернется в русло авторитарно – централистской традиции, а будет основываться – как это зафиксировано в Соглашении о партнерстве и сотрудничестве и подтверждалось в ходе всех встреч на высшем уровне – на общих, действующих для всех правилах. Такой подход нельзя приравнивать к навязыванию собственной европейской модели, как нередко считают в Москве. Несомненно, что модернизация может быть успешной лишь тогда, когда проводится во всех областях, а не ограничивается заимствованием отдельных технических стандартов и норм. И в Германии, и в ЕС в целом считают, что предсказуемость, прозрачность и эффективность политики, экономики, силовых структур могут быть надежно обеспечены лишь в том случае, когда исполнительная власть встроена в систему разделения властей. При этом у независимых у независимых СМИ и гражданского общества есть возможность для выражения конструктивной критики.[22]

Если следовать теории демократического мира, то рецентрализация, авторитарные и националистические тенденции в российской внутренней политике влияют как на внешнюю политику, так, в конечном счете, и на отношении между Россией и ЕС, а в перспективе чреваты повышенным потенциалом конфликтности. Поэтому критические голоса из общества не должны расцениваться как угроза стабильности, такова германская и европейская позиция по этому вопросу. Скорее они должны быть признаны необходимым фактором стабильности и средством исправления ошибок. Демократическое и правовое государство с живым гражданским обществом – лучшая гарантия для обеспечения мира и основанного на доверии сотрудничества в сфере политики безопасности.

Поэтому нарастающие расхождения между нормативными положениями и практической политикой, между риторикойреальностью в путинской России в немалой степени способствовало похолоданию в партнерстве между ЕС и Россией и ослаблению оптимистической тональности в политике, общественном мнении и СМИ Германии. Степень приверженности России европейским ценностям по-прежнему определяет для ЕС характер и качество партнерства, заявляли в Брюсселе. Будучи влиятельным членом ЕС, Германия разделяет принятую там точку зрения на значение ценностей. Что же касается поведения на практике, то у различных политических сил акценты различаются. Как прежнее, так и новое руководство ФРГ фактически делает ставку на общность целей или союз с Москвой, на прагматическое партнерство, при котором требование реализации общих ценностей отступает скорее на второй план.

Такой подход имеет определенные преимущества, что можно показать на трех примерах.

Первый – успех, которым в начале апреля 2004 года, почти в последний момент перед расширением ЕС, увенчались усилия Шрёдер, направленные на то, чтобы получить принципиальное согласие России на распространение действия Соглашения о партнерстве и сотрудничестве на 10 новых членов Союза.[23]

Второй пример успеха «тихой дипломатии»: во время визита в Германию в декабре «004 года В. Путин снял демонстративное табу темы, касающейся Чечни, и заявил о своей готовности рассмотреть возможности сотрудничества России, Германии и ЕС по разрешению чеченского конфликта, а также политической, экономической и социальной стабилизации Северного Кавказа. Правда, когда «тройка» ЕС в мае 2005 года обратилась к этой концепции в ходе московского саммита, российский президент дал обратный ход.[24]

Наиболее выразительным и успешным представляется третий пример: вмешательство ведущих немецких политиков в украинский конфликт. Так, известно, что тогдашний министр иностранных дел Германии Йошка Фишер во время государственного кризиса на Украине убедил своего коллегу в ЕС Х. Солану оставить колебания и отправиться в Киев, где тот оказал важную поддержку компетентно и убедительно действовавшему президенту Александру Квасьневскому и литовскому президенту Валдасу Адамкасу в их завершившейся успехом посреднической миссии.[25]

Стабильность требует демократических институтов и постоянной обратной связи политики с самостоятельным парламентом и живым гражданским обществом. Однако в политической практике в отношении России Шрёдер действовал иногда вопреки таким постулатам – например, когда он характеризовал как соответствующие правилам фарс с выборами в Чечне и юридические манипуляции с делом Ходорковского. Такой явно определяемый интересами подход хотя и находил в экономических кругах единодушное одобрение, однако наталкивается в политических кругах, включая собственную коалицию, на открытую критику и рассматривался как контрпродуктивный в долгосрочной перспективе для достижения поставленной цели стратегического партнерства. Подобную же критическую позицию занимают многие немецкие СМИ. Это особенно важно, потому что среди европейских СМИ они традиционно уделяют наибольшее внимание ситуации в России.

На этом фоне Ангела Меркель, будучи кандидатом на пост канцлера от ХДС/ХСС, дала понять, что под ее руководством будет сохраняться стратегическое партнерство с Россией. Вместе с тем она заявила о необходимости открыто задавать Путину критические вопросы. Рассчитывающие войти после выборов в правящую коалицию свободные демократы делали ставку на большую открытость России. В чеченском конфликте они призывали участвующие в нем силы, в особенности российское руководство, искать политическое решение, которое чеченское население приняло быи активно в нем участвовало.

Что касается пространства внешней безопасности, то вследствие иракской войны сложились контуры неформального сообщества интересов Германии-Франции-России. Сообщество интересов служит его участникам механизмом для консультаций по волнующим стороны вопросам политики и безопасности. Ключевые понятия здесь следующие: эффективный мультилатерализм в действенной системе международных правил и институтов, ядро которой составляет ООН: ненасильственное решение конфликтов на Ближнем и Среднем Востоке, в высшей степени взрывоопасном регионе по соседству с Россией и ЕС; поддержка Москвой стремления членов ЕС – Германии, Франции, Великобритании убедить Иран отказаться от производства материалов, пригодных для создания ядерного оружия. В этом контексте Россия оказала содействие миссии бундесвера в Афганистане, предоставив Германии права воздушного и наземного транзита через свою территорию. Германия, в свою очередь, выступает за то, чтобы активнее привлекать Россию к участию в Европейской политике безопасности и обороны и проводимых ЕС операциях по преодолению кризисов, в частности, мерах по разрешению «замороженных конфликтов» в Молдавии и на Кавказе. Наконец, не следует забывать о материальном и технологическом участии Германии в уничтожении огромных российских арсеналов химического оружия и утилизации устаревших атомных подолдок Северного морского флота РФ.

Таким образом, не в последнюю очередь благодаря импульсам из Берлина, до весны 2004г. удалось найти решение ряда вопросов в различных областях отношений России и ЕС – несмотря на усиливающиеся расхождения, касающиеся ценностей и принципов.[26] Особо следует упомянуть в целом положительное урегулирование проблемы калининградского транзита, согласие ЕС на вступление России в ВТО, ратификацию Москвой Киотского протокола и договоренности о присоединении 10 новых членов ЕС к Соглашению о партнерстве и сотрудничестве. Эта фаза успешного практического сотрудничества может быть прервана в связи с событиями, развернувшимися в Украине.

Вопреки нередко высказываемому в России мнению, Германия и Европейский союз не стремятся к поглощению Украины по принципу «Меры с нулевой суммой».Об этом свидетельствует то, что они долго не вмешивались в конфликт и не открывают перед этой страной конкретной перспективы вступления в ЕС. С этой точки зрения ЕС совершенно нетипичный империалистпоступающий прямо противоположно стереотипам. Его продолжающаяся экспансия, подчеркивают многие наблюдатели, коренится не в стремлении его руководства к территориальному расширению, а в его привлекательности для соседей. В действительности события на Украине были не геополитическим конфликтом между Россией и ЕС, а борьбой двух моделей развития самой Украины – вступления на путь демократии и реформ с одной стороны, или сохранение полуавторитарной модели коррумпированной и исчерпавшей себя клановой экономики – с другой. Именно первый вариант в критический момент получил и продолжает получать поддержку в частности от Германии. Это подчеркнуто в принятой Берлином в феврале 2005г. специальной межведомственной концепции поддержки реформ на Украине[27]. В контексте плана действий ЕС, помимо прочего, эта концепция включает в себя: предоставление консультаций в области государственного управления и права; экономическое сотрудничество; оказание помощи структурным реформам для выравнивания условий жизни на Востоке и Западе Украины; содействие развитию гражданского общества, а также сотрудничество в сфере образования.

После смены режимов в Грузии, на Украине, в Киргизии, в России начали усиленно распространяться теории заговора и страхи оказаться во враждебном окружении. Хотя необходимо отметить, что и в России многие объясняют революционные движения на постсоветском пространстве не западной диверсии, а провалом политики местных авторитарных, коррумпированных и популярных правительств. Высказывается также мнение, что Москве следует расширять контакты с обществом и элитами этих стран и при этом привлекать к диалогу те силы, которые часто благодаря своим демократическим концепциям пользуются у населения большим доверием, чем поддерживаемые Кремлем правительства. Этот подход, который близок европейской и, в частности, немецкой точке зрения, к сожалению, не разделяет российская правящая элита, рассматривающая установление демократических систем на постсоветском пространстве скорее как угрозу для себя, чем шанс. С ее точки зрения, такие тесно сотрудничающие с ЕС организации, как ОБСЕ и Совет Европы, своим односторонним наблюдением за выборами и критикой системы сознательно дестабилизируют положение и ослабляютроссийское влияние на постсоветском пространстве. Поэтому Москва говорит о глубоком кризисе идентичности ОБСЕ, нуждающейся в серьезной реформе, которая перенесла быцентр тяжести с гражданских прав на политику безопасности и экономику.

Вместе с большинством стран, входящих в ОБСЕ, Германия не возражает против усиления внимания к обоим этим аспектам. В то же время Берлин считает необходимым сохранить значение ОБСЕ и Совета Европы как инструментов реализации демократии и правового государства.




Заключение

Здесь был рассмотрен ряд важных аспектов германо-российских отношений. К ним относятся и проявление различных культур исторической памяти, также упомянуты достаточно тесные общественные и культурные связи. Сюда же относится деятельность по урегулированию «замороженных конфликтов» в тех регионах, которые являются «новыми соседями» для ЕС и «ближним зарубежьем» для России. Партнеры по московскому саммиту достигли взаимопонимания и урегулирования конфликтов граничащих с ЕС и Россией регионах.

Двойственность позиции Москвы вызвала в Германии известные сомнения. Во-первых, высказанная Путиным в Гамбурге готовность к политизации и интернационализации чеченского конфликта – получившая в Германии широкий положительный отклик инициатива президента, которая, однако, быстро сошла на нет. Во-вторых, согласие, данное российским президентом в Ганновере фирме «Сименс» на приобретение контрольного пакета акций петербургского предприятия по производству турбин «Силовые машины», - обещание на которое Москва наложила вскоре вето.

Устойчивое стратегическое партнерство с Россией возможно лишь в том случае, если оно основывается на общих основных ценностях и взаимном доверии, не боится открытого диалога по спорным темам и свободно с российской стороны от теорийзападного заговора против России.

На этом фоне отношений Германии с Россией отношения в рамках ЕС будут, очевидно, определяться прагматизмом и новым реализмом. Европейские ценности как основа устойчивого партнерства будут и дальше играть важнейшую роль с учетом обязательств, принятых на себя РФ относительно норм и принципов ОБСЕ, Совета Европы и Соглашения о партнерстве и сотрудничестве.

Таким образом, Германия и при новом руководстве, исходя из конструктивно-критической позиции, как на двустороннем уровне, так и в контексте отношений ЕС – России делает ставку на актуализацию СПС, а также на реализацию местно поставленных задач в четырех пространствах – и как партнер, и, в случае необходимости как оппонент. Это происходит не в последнюю очередь в надежде на то, что европейские ценности постепенно приживутся в России, благодаря ее политической открытости, международным экономическим связям, а также уже упомянутым многочисленным партнерским связям на неправительственном уровне.





Библиографический список:

1.Родина (специальный выпуск): Россия и Германия XX век. – 2002г., №10.

2.Гётц Р. Германия и Россия: стратегические партнеры? // Россия и современный мир. – 2007г., №2, с. 234-238.

3.Тиммерман Х. Германо-российские отношения в европейском контексте. // Мировая экономика и Международные отношения. – 2006г., №3, с. 41-48.

4.Дашичев В.И. Германия и Россия в европейской политике. // Социально-гуманитарные знания. – 2006г., №1, с. 44-68

5.Дашичев В.И. Германия и Россия: взаимоотношения в разные времена. // Социально-гуманитарные знания. – 2009г, №4, с. 214-235.

6.Формирование демократической политической системы в современной России и послевоенной Германии: материалы круглого стола. // Полис. – 2004г., №6, с. 102.

7.Захаров А.Н. Германия в мировой экономике и взаимоотношения с Россией. // Российский внешнеэкономический вестник. – 2007г., №1, с.15-20.

8.Захаров А.Н. Германия в мировой экономике и взаимоотношения с Россией. (продолжение) // Российский внешнеэкономический вестник. – 2007г., №2, с.56-63.

9.Зарубин С.В. О региональном сотрудничестве России и Германии в условиях мирового кризиса. //Российский внешнеэкономический вестник. – 2009г., №6, с. 59-61.

10.Мозиас П.М. Инвестиционное сотрудничество России и Германии. // Финансы. Деньги. Инвестиции. – 2007г., №1, с.26-32.

11.Сокольников С. Россия и Германия: стратегическое сотрудничество. // Внешнеэкономический бюллетень. – 2000г., №10, с.28-33.

Российско-германские отношения

Related posts
Кронберг (нем. Kronberg im Taunus)
2019-01-28 13:19:56

  Кронберг (нем. Kronberg im Taunus) — город в Германии, в земле Гессен. Подчинён административному округу Дармштадт. Входит в состав района Верхний Таунус. Население составляет 17 618 человек (на 30 июня 2007 года). Занимает площадь 18,62 км. Оф ...

Юлиус Лотар Мейер
2019-01-28 13:20:04

Юлиус Лотар Мейернемецкий химик Юлиус Лотар Мейер родился 19 августа 1830 года в маленьком городке Фареле в провинции Ольденбург, в семье врача. Обладая слабым здоровьем, среднюю школу он смог закончить только к двадцати одному году. После школы ...

Хайденхайм-на-Бренце
2019-01-28 13:20:06

Хайденхайм-на-Бренце (нем. Heidenheim an der Brenz, алем. Hoidna, Hoirna) — город в Германии, районный центр, расположен в земле Баден-Вюртемберг. Подчинён административному округу Штутгарт. Входит в состав района Хайденхайм. Население составляе ...

Обераммергау
2019-01-28 13:20:10

Обераммергау (нем. Oberammergau) — коммуна в Германии, в земле Бавария. Коммуна характеризуется наличием общинного (общего, совместного) управления. Подчиняется административному округу Верхняя Бавария. Входит в состав района Гармиш-Партенкирхен ...

Эденкобен
2019-01-28 13:20:55

Эденкобен (нем. Edenkoben) — город в Германии, в земле Рейнланд-Пфальц. Входит в состав района Южный Вайнштрассе. Подчиняется управлению Эденкобен. Население составляет 6699 человек (на 31 декабря 2006 года). Занимает площадь 17,90 км. Официальны ...

Рункель
2019-01-28 13:21:00

Рункель (нем. Runkel) — город в Германии, в земле Гессен. Подчинён административному округу Гиссен. Входит в состав района Лимбург-Вайльбург. Население составляет 9707 человек (на 30 июня 2007 года). Занимает площадь 43,69 км. Официальный код 06 ...

Реферат: Фашизм как социокультурное явление
2019-01-28 14:37:09

Реферат: Фашизм как социокультурное явление Введение. Актуальность темы. Научная новизна и степень разработанности. Актуальность выбранной темы очень велика, и связана она прежде всего с тем, что поднимаемый шум вокруг фашизма и неофашизма не ...

Михаил ЛЕРМОНТОВ BORODINO / БОРОДИНО
2019-01-28 14:37:09

Михаил ЛЕРМОНТОВBORODINO / БОРОДИНО „Sag, Alter, nicht, umsonst in Flammenbrach Moskau, unser Stolz, zusammen von der Franzosen Hand?Es wurde hart gekämpft, gerungen,der Ruhm Borodinos, gesungenvon tausend, aber tausend Zungen,tönt fort im ...

Александр Гумбольдт
2019-01-28 14:37:11

Александр Гумбольдт (14 сентября 1769, Берлин — 6 мая 1859, Берлин) - немецкий учёный-энциклопедист, физик, метеоролог, географ, ботаник, зоолог и путешественник, младший брат учёного Вильгельма фон Гумбольдта. Научные интересы Гумбольдта были необыч ...

Берлин, город и земля в восточной части Германии.
2019-01-28 14:37:12

Берлин, город и земля в восточной части Германии. Население: 3.459.000. Иностранцев: около 500.000 человек. Плотность населения: 3.883 человека на 1 кв.км. Площадь земли: 890,85 кв. км. Высота: 35- 50м. над уровнем моря История. В районе современног ...

Стихотворение немецкой поэтессы Аннетты фон Дросте-Хюльсхофф Der Weiher (Пруд)
2019-01-28 14:37:12

Стихотворение немецкой поэтессы Аннетты фон Дросте-ХюльсхоффDer Weiher (Пруд) Дросте-Хюльсхофф (Droste-Hülshoff) Аннетте (Анна Элизабет) (10.1.1797, деревня Хюльсхофф, около Мюнстера, — 24.5.1848, Мерсбург), немецкая писательница. Принадлежала к с ...

Alexander Blok/Nacht, Boulevard, Laterne, Apotheke
2019-01-28 14:37:13

Nacht, Boulevard, Laterne, Apotheke,Sinnentleertes, dumpfes Licht.Du magst noch zwanzig Jahre leben –Kein Ausweg. Alles bleibt, wie's ist. Stirbst – und musst von vorn beginnen,Es wiederholt sich, wie es war:Nacht, eisigen Kanales Schimmern,A ...